[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Марьяся, Martha, Alex  
Форум » Вопросы психософии » Персонажи » Николай Гумилев: пошаговое типирование
Николай Гумилев: пошаговое типирование
MarthaДата: Суббота, 28.12.2013, 00:56 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 657
Вот книга Веры и Павла Лукницких о Николае Гумилеве:
http://lib.ru/CULTURE/LITSTUDY/LUKNICKAYA/gumilew.txt

Давайте посмотрим, удастся ли нам его протипировать. Что говорят мемуаристы о личности Гумилева?
С.Маковский:
«С Гумилевым сразу разговорились мы о поэзии и о проекте нового литературного кружка. Гумилев стал ежедневно заходить ко мне и нравился мне все больше и больше. Нравилась мне его спокойная горделивость, нежелание откровенничать с первым встречным, чувство достоинства. Мне нравилась его независимость и самоуверенное мужество».
С.Ауслендер:
«Гуляли, заходили в кафе. Здесь он был очень хорош как товарищ. Его не любили многие за напыщенность, но если он принимал кого-нибудь,
то делался очень дружественным и верным, что встречается, может быть, только у гимназистов.В нем появлялась огромная нежность и трогательность».
«Горделивость» и«независимость», но одновременно «хорош как товарищ», «дружественный и верный».
Это, по всей видимости, Вторая Воля.

А искусством заведует Эмоция. На каком месте стоит она у Гумилева?
Вот его письма В.Брюсову:
«...Я не сравниваю моих вещей с чужими (может быть, во вред мне), я просто мечтаю и хочу уметь писать стихи, каждая строчка которых заставляет бледнеть щеки и гореть глаза...»
«...На днях я получил No 1 "Весов" и пришел в восторг, узнав, что "все в жизни лишь средство для ярко-певучих стихов". Это была одна из сокровеннейших мыслей моих, но я боялся оформить ее даже для себя и считал ее преувеличенным парадоксом. Теперь уже в цепи Ваших стихов она кажется вполне обоснованной истиной, и я удивляюсь ее глубине...»
Область Интереса и Сомнения? Третья Эмоция? Смотрим дальше:

«Я должен горячо поблагодарить Вас за Ваши советы относительно формы стиха. Против них долго восставала моя лень, шептала мне, что неточность рифмы дает новые утонченные намеки и сочетания мыслей. Но потом наступил перелом. Последующие мои стихи, написанные с безукоризненными рифмами, доставили мне больше наслаждения, чем вся моя предшествующая поэзия. Мало того, я начал упиваться новыми, но безукоризненными рифмами и понял, что источник их неистощим…»
«Вы, наверное, уже слышали о лекциях, которые Вячеслав Иванович читает нескольким молодым поэтам, в том числе и мне. И мне кажется, что только теперь я начинаю понимать, что такое стих. Но, с другой стороны, меня все-таки пугает чрезмерная моя работа над формой. Может быть, она идет в ущерб моей мысли и чувства. Тем более что они упорно игнорируются всеми,кроме Вас".
"Многоуважаемый Валерий Яковлевич! Только вчера я получил Ваше
большое и милое письмо, где Вы разбираете мои стихотворения. Тысячу раз благодарю Вас за него: благодаря ему мои горизонты начинают проясняться и я начинаю понимать, что мне надо делать, чтобы стать поэтом. Вы, наверное, не можете представить, сколько пользы принесло оно мне…»
«...Вообще, мне  кажется, что я  уже накануне просветления, что  вот-вот рухнет стена и я пойму, именно пойму, а не научусь, как надо писать…»
Письмо Гумилева В.И. Анненскому-Кривичу:
«Вы меня спрашиваете о моих стихах. Но ведь теперь осень, самое горячее время для поэта, а я имею дерзость причислять себя к хвосту таковых. Я пишу довольно много, но совершенно не могу судить, хорошо или плохо. Мое обыкновенье – принимать первое высказанное мне мненье…»

Да, это не пушкинское «Ты сам свой высший суд», не андерсоновское «Я не слушаю советов – я играю как хочу». Здесь все признаки Третьей Функции: глубокий интерес, наслаждение, желание научиться – и одновременно «не могу судить, хорошо или плохо», и увлечение формой в ущерб содержанию…

Итак: Вторая Воля, Третья Эмоция. Что с Физикой?
«Николай Степанович позировал мне стоя, терпеливо выдерживая позу и мало отдыхая» – пишет художница, рисовавшая его.
Сходится! – Физика и должна быть статичной, т.е. либо 1, либо 4.
А.Н. Энгельгардт:
«Впервые увидел Н.С. Гумилева, который зашел за сестрой,чтобы куда-то идти с ней. Он был одет в гвардейскую гусарскую форму, с блестящей изогнутой саблей. Он был высок ростом, мужественный, хорошо сложен, с серыми глазами, смотревшими открыто ласковым и немного насмешливым взглядом».
«Он был в форме: в длинном студенческом сюртуке  "в талию", с высоким  темно-синим воротником. Подтянутый, тщательно причесанный, с  пробором,  совсем не отвечал  он  обычному  еще  тогда  типу длинноволосого  "студиозуса"» – пишет другой мемуарист.
«Денди» – говорит третий. Да, сходится: Физика, скорее всего, Первая.
Для Логики тогда остается Четвертое место. Проверим?

Николай Гумилев: «Я был очень смелый. Смелость заменяла мне силу и ловкость. Но учился я скверно. Почему-то не помещал своего самолюбия в ученье. Я даже удивляюсь, как мне удалось кончить гимназию. Я ничего не смыслю в математике, да и писать грамотно не научился. И горжусь этим. Своими недостатками следует гордиться. Это их превращает в достоинства».

Четвертая функция и есть та, куда мы «не помещаем своего самолюбия». Пасьянс сошелся.
Вот что еще пишет один из мемуаристов о Логике Гумилева:
«Чувствовалась сквозь гумилевскую гордыню необыкновенная его интуиция, быстрота, с какой он схватывал чужую мысль, новое для него разумение, все равно – будь то стилистическая тонкость или научное открытие, о котором он прежде ничего не знал, – тотчас усвоит и обратит в видение упрощенно-яркое и подыщет к нему слова, бьющие в цель без обиняков».

Это характернейшее описание именно Четвертой Логики, которой трудно генерировать собственные идеи, зато чужие она может легко усваивать и развивать – сжато и конспективно, без лишних слов, как и подобает минималистической Четвертой Функции.

1 Физика, 2 Воля, 3 Эмоция, 4 Логика. «Чехов».

И куда мы ни посмотрим, эта модель будет подтверждаться: мы нигде не найдем у Гумилева тенденции к бестелесным абстракциям, его мир всегда материален (1 Физика) и обращен к красоте природы (3 Эмоция):
«Одну из комнат Николай, к удивлению родных и ужасу хозяев, превратил в "морское дно" – выкрасил стены под цвет морской воды, нарисовал на них русалок, рыб, разных морских чудищ, подводные растения, посреди комнаты устроил фонтан, обложил его диковинными раковинами и камнями».

«Глаза, как отблеск чистой серой стали,
Изящный столб, белей восточных лилий
Уста, что никого не целовали
И никогда ни с кем не говорили...

У ног ее – две черные пантеры
С отливом металлическим на шкуре.
Взлетев от роз таинственной пещеры,
Ее фламинго плавает в лазури.

Я не смотрю на мир бегущих линий,
Мои мечты лишь вечному покорны.
Пускай сирокко бесится в пустыне,
Сады моей души всегда узорны».

Даже если он пишет «Я не смотрю на мир бегущих линий, Мои мечты лишь вечному покорны» – мы видим, что это только декларация и что художественный мир Гумилева очень вещественен и насыщен материальными образами, и даже «душа» для него воплощается в «узорных садах».

А вот у Брюсова, которого Гумилев так чтил и благодарил за обучение творчеству, Эмоция стояла на последнем, Четвертом месте. Поэтому, несмотря на занятия поэзией, «сады души» вообще интересовали Брюсова мало. Зато Физика у него была также Первой, обращающей внимание в первую очередь на материальное («По одежке встречают»). И вот какую запись – совершенно неожиданную для поэта – сделал Брюсов о Гумилеве:
«15 мая. Приезжал в Москву Н. Гумилев. Одет довольно изящно, но неприятное впечатление производят гнилые зубы».

Всё сходится. Правильные ответы подтверждают друг друга.
Давайте теперь проверим, какими должны были быть отношения Гумилева и Ахматовой?

Гумилев:  Ф В Э Л
Ахматова: В Э Л Ф

По Физике 1-4 – сочетаемость полная.
По Воле 1-2 – терпимая, но негармоничная.
А вот по Третьим функциям это были отношения в одну сторону:
2 Эмоция Ахматовой была терапией для 3 Эмоции Гумилева,
в то время как ее 3-й Логике для гармонии нужна была Вторая или хотя бы гармонизированная Третья.
(Не зря в старости Ахматова была дружна с Бродским – ВЛЭФ, 2 Логика.)
Но у Гумилева Логика была Четвертая,причем, как он сам пишет, он еще и «гордился этим недостатком». Таким образом, его любовь к Ахматовой была заранее обречена на невзаимность.

Так оно и было. Свидетельствует Ирина Одоевцева:
«Анна Андреевна, — говорил мне Гумилев, — почему-то всегда старалась
казаться несчастной, нелюбимой. А на самом деле, Господи! как она меня терзала и как издевалась надо мной. Она была дьявольски горда, горда до самоуничижения. Но до чего прелестна, и до чего я был в нее влюблен!»

Я уверена, что Ахматова была главной любовью Гумилева и что он до самой своей смерти — несмотря на свои многочисленные увлечения, — не разлюбил ее».

Нашему поколению повезло: открытия Афанасьева избавляют нас от лишних терзаний.
 
MarthaДата: Воскресенье, 14.01.2018, 16:34 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 657
Перенесу сюда диалог с другого сайта - типирование персонажей Марка Твена.

Письмо читательницы от 7.11.2017:

Спасибо! Регулярно нахожу у вас очень ценные мысли и формулировки.
"Литературный пример Четвертой Логики, которую заставляют учиться, – Том Сойер и Гек Финн. Том Сойер – артистический человек, у него на Втором месте находится Эмоция, Эмоция для себя, Эмоция для других." А как вы видите остальной расклад функций у них? Интересно бывает на произведения в разрезе системы Афанасьева посмотреть. Боюсь, не в деталях помню тексты, надо освежить, но Гек, кажется, похож на человека со второй волей? ФВЭЛ там не может быть?

Я:
Спасибо.
Согласна, Гек похож на человека со Второй Волей, и именно на ФВЭЛ.
А что скажете про Тома в таком случае?

Ч.:
О, отлично, что с Геком совпали. А вот с Томом надо подумать... Насчет четвертой логики, наверное, без вариантов, им обоим эти интеллектуальные материи не близки - как вы и пишете, собственно. Вторая эмоция тоже видна: элегантные махинации с покраской забора или билетиками этими, освобождение Джима, превращаемое в спектакль по литературным мотивам, вообще такая гибкость и раскованность с элементом харизматичного мошенничества. Выходит, Дюма? Я вроде не помню у него ярко выраженных проблем по воле, но и Толстой тут как-то не монтируется у меня. Ну и Дюма с Чеховым действительно могли бы вполне комфортно дружить.

Я:
Полностью согласна.
Физика у Тома явно первая, насчет подраться всё в порядке.
А Четвертая Логика у обоих даже не потому, что им не близки интеллектуальные материи - а помните, как они обсуждают способы сведения бородавок и всякие заклинания? Ни малейшей попытки проверить факты самим, исключительно доверие к авторитетам: "Так говорит NN, а он бывалый!" - Четвертая функция передоверяется в чужие руки. Хотя казалось бы, все возможности проверить самим - налицо.

Ч.:
Кстати, да, точно же, очень яркие в этом плане сцены! У Гека бывают моменты скептицизма и недоверия по разным поводам, где-то он мне даже мимолетно показался похожим на Гете, но все-таки нет, там другое, логика его не жжет. А вот зато по эмоциям довольно характерные "проговорки" были (и острая реакция на эмоциональную фальшь).

Я:
И зависть к Тому, который устраивает сцены и розыгрыши гораздо ловчее.
И великодушие Тома, который говорит: "Ты прекрасно сделал, я бы нипочем так не смог!"
И любовь Гека к Джиму... кстати, и Джима можно разобрать, и тоже всё прекрасно ляжет. (Чем и отличается хорошая литература от плохой: в ней живые люди с действующими психотипами, а не картонные химеры.)

Ч.:
Да, с Томом там вот эта деталь мне, например, очень нравится: Дня два или три я все думал об этом, а потом решил сам посмотреть, есть тут хоть сколько-нибудь правды или нет. Взял старую жестяную лампу и железное кольцо, пошел в лес и тер и тер, пока не вспотел, как индеец. Думаю себе: выстрою дворец и продам; только ничего не вышло - никакие духи не явились. Так что, по-моему, всю эту чепуху Том Сойер выдумал, как всегда выдумывает. Он-то, кажется, поверил и в арабов, и в слонов, ну а я - дело другое: по всему было видать, что это воскресная школа. Тут и признание за второй эмоцией способности из чего угодно сделать караван со слонами, и насмешка, но в общем-то ласковая; прекрасно же написано.

Я:
Да, это Четвертая Логика проснулась ненадолго, проверила факты и уснула обратно.
Спасибо, меня весьма впечатлил этот разговор и Ваше владение предметом.

Ч.:
Вам спасибо, это очень приятно! Надеюсь, еще доведется кого-нибудь или что-нибудь так же разобрать.

Я:
Ну вот пока Джим остался неразобранным smile

(Продолжение ниже.)
 
MarthaДата: Воскресенье, 14.01.2018, 16:39 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 657
Ч.:
С Джимом у меня сложности: Марк Твен, конечно, очень прогрессивный был товарищ, но все-таки я не знаю, насколько он был свободен от стереотипов о черных. Не могу до конца понять, где кончается именно индивидуальность Джима и начинается, м-м-м, некий традиционный образ (с устойчивыми чертами типа простодушия). Разумеется, какой-то характер там в любом случае есть, просто его природа меня смущает. Ну, может, я перестраховываюсь. Значит, Джим... Физика у него высокая, что ли? В репликах периодически проскакивают указания на физическую агрессию; одно из главных сожалений - подзатыльник, который он несправедливо дал дочери (несдержанность, но и без садизма). Эмоционально - не актер, но и не зажатый, ведет себя по ситуации. Нужно еще подумать, не сцепляется пока. Надо ведь и отношения с Геком проанализировать.

Я:
Подзатыльник он дочери один раз дал и с тех пор годами не может успокоиться. А помните, как он купил дохлую корову? и как у него остальные деньги после этого выманили?
И что он вообще по жизни практически ни на кого не сердится, кроме, почему-то, царя Соломона?

Ч.:
А, да, спасибо за напоминание насчет коровы и Соломона, было дело. И, кажется, он там все время мечтал разбогатеть. Тогда могут все эти ситуации быть маркерами переживаний и неудач третьей физики, что ли?.. Я, признаюсь, с некоторым трудом ее понимаю и вычисляю. 
И что он вообще по жизни практически ни на кого не сердится, кроме, почему-то, царя Соломона?  ...который слишком уж младенцами разбрасывается.

Я:
Да, очень похоже на Третью Физику (и едва ли это "традиционный образ", так что вздыхаем облегченно smile
P.S. "с некоторым трудом ее понимаю и вычисляю" - вот за это и спасибо Афанасьеву: он целостно объясняет то, до чего мы каждый из своего угла не додумались бы.

Ч.:
Это точно! А ведь тогда история с заточением и освобождением Джима приобретает новый трагикомическийдраматический оттенок: он сидит в сарае и ждет своей участи, что достаточно плохо само по себе, и тут его принимаются вызволять первые физики. Две. Причем одна фонтанирует идеями и работает по принципу Они не могли снять цепь - отрубали себе руку и тогда бежали. А ногу было бы еще лучше.

Я:
Да-да. А когда они жили в пещере, из-за шутки Гека Джима укусила гадюка, уже не теоретически. И остальные приключения с плотом, с туманом, с пароходом... То есть Джима всё время бьют по Третьей функции, но тем не менее, у него с Геком сердечная дружба. 
Кстати, а где у Джима Логика? У среднестатистического типичного негра была бы третья. А у Джима?

Ч.:
Вот, да, как раз хотелось зайти к вам и продолжить насчет логики. Меня, в частности, интересует вот эта сцена:
- Что ты, Гек, да разве французы говорят не по-нашему?
- Да, Джим; ты бы ни слова не понял из того, что они говорят, ни единого слова!
- Вот это да! Отчего же это так получается?
- Не знаю отчего, только это так. Я в книжке читал про ихнюю тарабарщину. А вот если подойдет к тебе человек и спросит: "Парле ву франсе?" - ты что подумаешь?
- Ничего не подумаю, возьму да и тресну его по башке, - то есть если это не белый. Позволю я негру так меня ругать!

[...]
- А кошка разве человек?
- Нет, Джим.
- Так зачем же кошке говорить по-человечески? А корова разве человек? Или она кошка?
- Конечно, ни то, ни другое.
- Так зачем же ей говорить по-человечески или по-кошачьи? А француз человек или нет?
- Человек.
- Ну вот видишь! Так почему же, черт возьми, он не говорит по-человечески? Вот ты что мне скажи!


Гек рассуждает правильно, но в духе зависимой четвертой логики ("не знаю, но я в книжке читал"), а Джим - фактически неправильно, но очень, э-э-э, самостоятельно, скажем так.

Я:
Да, очень неправильно и очень самостоятельно. И Гек еще жалуется, что такого упрямого негра сроду не видел, ему невозможно что-либо объяснить. Сходится пасьянс?
 
MarthaДата: Воскресенье, 14.01.2018, 16:42 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 657
Ч.:
Похоже, вытанцовывается первая логика? И Гек там чувствует, что его по логике продавили, но оно не травматично, а совместимо с жизнью, даже если раздражает. Кстати, отсюда еще диалог вспомнился:
Немного погодя, когда оба они уснули и захрапели, Джим и говорит:
- Гек, а ты не удивляешься, что короли так себя ведут?
- Нет, - говорю, - не удивляюсь.
- А почему ты не удивляешься, Гек?


По-моему, очень интересная формулировка вопроса - именно как речевой маркер характера: почему ты не удивляешься. Причем Гек не удивляется, поскольку имеет некие условные "фоновые знания" - книжные - о королях вообще (Да потому, что такая уж это порода. Я думаю, они все одинаковы), а у Джима эрудиции практически никакой, но он видит нестыковку в конкретной ситуации и вскрывает ее.

Я:
Не за все мелкие тонкости я могу поручиться, но мы с Вами согласны, что у Джима Первая Логика, да? Необразованная, железобетонная и неубеждаемая. 
Психотип уже есть?

Ч.:
Согласны! При таком наборе у нас остаются Лао-цзы и Августин; Августин - довольно загадочный для меня психотип, но здесь он мне все-таки представляется более вероятным из двух. Я думаю. Были сомнения насчет второй эмоции, поскольку у Тома она выглядит изощреннее и театральнее, но Том все-таки белый мальчик с большим количеством свободного времени (и доминатной физикой и волей), а у Джима жизненные задачи другие. При этом он контактный, с детьми ладит, не флегматик.
А, еще вспомнились мысли Гека из той судьбоносной сцены: ...то вижу, как он радуется, когда я вернулся на плот во время тумана или когда я опять повстречался с ним на болоте, там, где была кровная вражда; и как он всегда называл меня "голубчиком" и "сынком", и баловал меня, и делал для меня все, что мог, и какой он всегда был добрый; а под конец мне вспомнилось, как я спасал его - рассказывал всем, что у нас на плоту оспа, и как он был за это мне благодарен и говорил, что лучше меня у него нет друга на свете и что теперь я один у него остался друг.
По-моему, похоже на благодарность третьей эмоции второй, и вообще он неоднократно ласковость Джима подчеркивает.

Я:
Бинго! Конечно, у Джима Воля Четвертая, он послушный и неконфликтный, и готов прислуживать даже мерзавцам королю с герцогом. А Эмоция Вторая, тем самым для Гека он дважды удачный донор - для Гековой 3Э и 4Л.
А полное подтверждение - это заочный конфликт Джима с царем Соломоном: "августин" и "гёте" очень плохо сочетаются, хотя казалось бы, два добрых человека - и полная несочетаемость по всем пунктам, и августин видит у гёте жестокость там, где ее нет.
Удивительно, правда? То ли Марк Твен знал систему Афанасьева - то ли, скорее, просто списывал с натуры.

Ч.:
Да, все складывается! Еще раз благодарю: у меня в начале разговора были какие-то мутные поползновения в сторону Августина, но внятно проверить и подтвердить было очень полезно. Заодно и сам тип стал несколько понятнее, хоть на литературном примере.
Удивительно, правда? То ли Марк Твен знал систему Афанасьева - то ли, скорее, просто списывал с натуры.
Кого-то точно списывал, например, Гека (и его реальный прототип называл "единственным по-настоящему независимым" и "самым добрым мальчиком, какого только знал" или вроде того).

Я:
И Вам спасибо. А что у Гека был реальный прототип, я не знала. Психотип самого Марка Твена для меня пока загадка.

Ч.:
Для меня тоже; я не слишком уверенно ориентируюсь в деталях его биографии, а тексты он очень разнообразные писал. Таинственный незнакомец, например, немного шокирует, если до него знать только про Тома с Геком и сатиру там какую.
А что у Гека был реальный прототип, я не знала.
Да, это его дружок детства, мальчик из нищей семьи, который в школу не ходил и произрастал более-менее безнадзорно.
 
Форум » Вопросы психософии » Персонажи » Николай Гумилев: пошаговое типирование
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: